Карта сайта

Минута молчания стихи

Стихи Леонида Заолесского Стихи Леонида Заолесского ПАМЯТНИК. Пускай не обелиск, не монумент, А просто памятник ребятам из Афгана, Чтобы прийти могли в любой момент Ребята со всего Афганистана. Пусть просто памятник для Родины посланцев, А рядом с ним огромную плиту - Там высечь имена всех ленинградцев, Тех, кто погиб на боевом посту. Только никогда не забывайте Тех, кто не вернулся с той войны. Имена их смело называйте, Тех, кто лёг за счастье той страны. Когда мы задаём вопрос, За что ребята воевали, Ответ звучит, как в спину нож, - Они свой долг там исполняли! Долг перед кем иль перед чем, Как объяснить живым? Тем, кто лишился ног и рук, Пришёл домой слепым. Кто объяснит тем матерям, Чьи сыновья пропали, Кто виноват, что вышло так - Их дети в плен попали. Кто виноват, скажите мне, Хочу в глаза взглянуть - Ему помог бы от души В могилу заглянуть. Кто виноват, что десять лет Воюет Пакистан, Я не хочу услышать вновь: "Летим в Афганистан. Идут колонны от военкоматов, Вот и настал срок службы для ребят - Через два года вы увидите солдатов, Платки в руках девчата теребят. Но только служба разная бывает, В ущельях диких, высоко в горах, Где вой осколков сердце разрывает В Афганистане, в этих злых песках. Но нам не страшно, страх преодолели, Хотя порой мурашки по спине. Тельняшки голубые мы надели, И сразу сил прибавилось вдвойне. И каждый раз, когда уходим в горы И нарушаем "духов" там уют, Они от страха залезают в норы И из норы по нашим спинам бьют. Вот всё прошло, я очутился дома, Но каждый раз тревоги снится вой. Проснувшись от ночных раскатов грома, За тех парней я продолжаю бой. За тех ребят, что ради жизни нашей, Недолго думая, расстались со своей, Не раз делили котелок с солдатской кашей - Память о них всегда на совести. Солдаты, на минуту встанем - Нам память сердце вновь тревожит. Давайте молча тех помянем, Кто рядом встать уже не сможет. Всех, кто закрыв собою друга, На скалах кровью расписался, Кого не дождалась подруга, Кто в нашей памяти остался, Кого скосила пуля злая У той последней высоты. Он рядом шел, ещё не зная, Что поднесут ему цветы. Давайте вспомним их могилы И слёзы наших матерей, Как будто вынимают жилы - Им очень трудно без детей. Вы не стесняйтесь слёз, солдаты, Ведь было множество атак. В их смерти вы не виноваты. Кого, винить что вышло так? Как ответить на это словами? Это тело со множеством ран, Кровь сочится с которых веками. Это рейды, засады, прочёски И везущий "войну" караван, Это ёжиком наши прически, Это бой на заре и в ночи, Окруженья, обстрелы, блокады, Это в горы ползут тягачи, Под колёсами рвутся заряды. Это полные "смерти" поля, Заминированные умело, Это "духи", Аллаха моля, Совершают "кровавое дело"! Это боль, это "Чёрный тюльпан", Уносящий героев обратно, Это нам непривычный "Коран" и потеря ребят, безвозвратно. Это в спину нажатый курок За "Зелёное знамя пророка". Это жизни злодейский урок. НАМ НЕ НАДО ТАКОГО УРОКА! Ты бьёшь меня в плечо, Пытаясь вырваться из рук. Держись, мой милый друг! Ты потерпи ещё чуть-чуть - Возьмём мы высоту! Ну, вытерпи хоть как-нибудь, Не пропадать же тут! А «духи» лезут напролом, И бог у них. Мы будем отдыхать потом - Ты не заклинь, родной! Молю тебя, ты не устань, Мой милый, подожди! От крика высохла гортань: Родной, не подведи! Ещё немного, милый мой, Бой начал затухать. Ну, вот и всё! Теперь, родной, Ты можешь отдыхать! Помолчим, подожди Это жизнь, а не сон. Но шумит в голове, Вспоминается бой. Этот бой на заре Мы помянем с. В том бою полегло Очень много парней. Постоим, помолчим Мы минуту с тобой, О погибших скорбим В не объявленной "той". Черный, красный и снизу зелёный - Те цвета нам до боли знакомы. И КАМАЗ, на Саланге сожженный, В медсанбатах друзей наших стоны. Вновь зелёный и красный, и чёрный - Это флаг той далёкой страны. Там солдат, пулей в грудь поражённый, Умирал, не увидев весны. Красный цвет нам и дорог, и страшен. Флага цвет и цвет крови парней. Этот цвет для присяги и песен, С этим цветом теряем друзей. Цвет зелёный - то знамя пророка. Цвет зелёный, как стебель травы. Этот цвет - цвет злодейского рока, С этим цветом порой мы на "вы". Черный цвет - цвет земли плодородной, Черный цвет это "ЧЁРНЫЙ ТЮЛЬПАН. Нет, он не хотел стрелять в людей, Но жизнь всё повернула по-другому. Он часто видел искалеченных парней, Тоска и боль по другу дорогому. Не раз они ходили вместе в бой, Не прятались за спинами чужими. Афганистан их не сломил войной слепой, И мамы рано стали их седыми. Один пришёл, другого привезли В любимый город, что Петром построен. И каждый год, на день рожденья "брата" Приходит он на кладбище к нему, Не может он забыть того солдата, Что умер, сам спасая жизнь ему. Порой падение равносильно взлёту, Так говорили Ротный и Комбат, Но ты с улыбкой прыгнул с вертолёта: Герат, обстрел, раненье, медсанбат. Вас обстрелеляли, но ты был не один, И в вас осколки их и пули полетели. Но ты стрелял… хоть пуст был "магазин". И ты бежал… хоть полз на самом деле. Порой паденье равносильно взлёту, Разбито в кровь лицо, но ты герой! Давай-ка стоя, друг, за разведроту Поднимем "третий" молча мы с тобой! ЗА ТЕХ КТО НЕ СТОНАЛ, А МАТЕРИЛСЯ! ЗА ТЕХ, КТО ПЕРВЫМ ШЁЛ И ПЕРВЫМ ЛЁГ! КТО В КИШЛАКЕ УПАЛ И ЗРЕНИЯ ЛИШИЛСЯ, КТО ВСЕХ ПРИКРЫЛ, НО ЛИШЬ СЕБЯ НЕ СМОГ! Порой паденье равносильно взлёту: Упал в горах, но в памяти взлетел. Лишь героизм название полёту: Погиб в бою, хоть очень жить хотел. Смотрел вперёд, но ничего ни видел. Смотрел на воду, видел лишь пески. И улыбался, хоть порою ненавидел - Был весел, умирая от тоски… 19 января 1994г. В мою судьбу вошел Афганистан, И душу всю свинцом изрешетил. Порой казалось, что не выживу от ран. Обидно - девятнадцать лишь прожил. Но помогли товарищи - друзья Мне не сломаться в трудную минуту. Я понял, падать духом «там» нельзя, И не забыть теперь мне помощь. И, прижимая автомат к плечу, Я часто слышал: рядом кто-то дышит. А если станет трудно, прошепчу, И друг всегда поможет, он услышит. За эту дружбу всё готов отдать. Друзей надёжней не найти на свете - «Там» ближнего готовы поддержать. Вот если б так везде, на всей планете. Я вас прошу, верните наших сыновей, Прошу от имени любимых матерей. Сейчас сердца их разрываются от ран, Их сыновья сражались за Афганистан. Они сражались за свободу той страны, Они сражались, чтобы не было войны. И жили люди, как в любой другой стране, И, как везде, могли трудится в тишине. Верните тех, кто оказался вдруг в плену. Не их вина, что их послали на войну. Коварна жизнь, раз в двадцать надо воевать. И в двадцать надо жить, а не страдать. Мне повезло, я не попал в кошмарный ад. Спасли друзья, когда мы «дрались» за Герат. Мне повезло, и я молю сейчас за. От всей страны я вас прошу: верните их! Я всех прошу, кто сможет, помогите. Во имя тех парней вы попросите, От каждого зависит на планете, Что бы на Родину вернулись наши дети. Сметая всё, как будто сильная волна, Вдруг в жизнь людей ворвалась новая война. Не знала мать, что суждено ей горевать. Что в двадцать лет придётся сыну воевать. На сердце боль теперь у многих матерей, Ведь на войне смерть поджидает сыновей. Война сложна, и возвращаются не. Один живой, другой залег в родной земле. А там война, она гуляет по стране, Она страшна, ведь гибнет всё в её огне. Война и смерть, жизнь и страдание от ран Соединил в себе чужой Афганистан. Он ушёл, не сказав ей ни слова. Лишь весной получила письмо. Счастья не было в жизни такого - Это было письмо от. От волнения руки трясутся. Сразу вспомнились все вечера. Он писал, что года пронесутся, Будем вместе, как были. У меня всё нормально по службе. Буквы ясные, строки ровны. Я молю, будь верна нашей дружбе. Пишет так, будто нет там войны. Горы очень красивые рядом, Шапкой снег на вершинах лежит. Очень хочется быть сейчас рядом И смотреть, как ручей наш бежит. Год прошёл, вот второй на исходе, Часто пишут друг другу друзья. Будем солнце встречать на восходе, Разлучиться нам просто. Отослала письмо, нет ответа. Сердцем чувствует, что-то стряслось. Не найдём мы такого совета, Что бы горе её улеглось. В том конверте скупые слова, Она даже понять их не может, Словно стала чужой голова. Люди, люди, зачем так жестоко - Счастье в жизни даётся лишь. Тело вздрогнуло, будто от тока: ОН «ПОГИБ, ВЫПОЛНЯЯ ПРИКАЗ. » 30 ноября 1988г. Вдали родная сторона, Шумит ветрами Русь. Ты только жди меня, жена, Ты жди, и я вернусь. Не упаду я в грязь лицом, А если что случится, То знай, я не был подлецом, Ты можешь мной гордиться. Ты вспомни, как мечтали мы, По улицам гуляя, Как говорили о любви, Дождя не замечая. Но я ушел на «юг» земли, «Туда», где всех опасней, Чтобы когда пройдут бои, «Там» стало безопасней. Чтоб дети «там» могли расти, Крестьяне жить без страха. Мы их обязаны спасти Во имя их аллаха. Ты не грусти, пройдут года, И я вернусь весною. Вновь мы пойдём, как и тогда, Опять гулять с тобою. Зачем послали их туда, Где человек живой мишенью? Чечню запомнят навсегда, И будет стыдно поколенью. Зачем послали воевать, За что послали их на бойню? В людей заставили стрелять, Им надо жить, зачем им войны? Зачем послали их в Чечню, За что послали их под пули? Забыть не смогут никогда, Как их жестоко обманули. Здравствуй, милая мать, Я вернулся домой, Здесь не надо стрелять, Как бывало порой. Расскажи, как жила Дома ты без меня, Расскажи, как ждала Ты со службы. Всё как было тогда, Когда я уходил, Помнил дом я всегда, Этой памятью жил. Что ж сказать тебе, мать, Мне о службе своей? То, что там повидал, Позабыть бы скорей. «Там» война, воевал - Что ж ещё рассказать? «Там» друзей потерял, Трудно мне вспоминать. Ты меня извини За короткий рассказ. Ты сейчас не проси - Расскажу в другой раз. Обидно слышать, но твердят порой: "С наградой парень, значит он герой! Раз нет её, то значит просто так. Хотя и воевали там всем миром, Но не был он замечен командиром. Услышав это, парень просто замолчит, Он никогда о службе не кричит. Не станет вам доказывать, поверьте, Что он спасал людей в бою от смерти. Об этом в двух словах не рассказать, И я вам лишь одно могу сказать: Раз он служил в Афгане, - он герой, Хоть награждён порой он только сединой. Мне снится сон: я у ручья стою, И небо синее над головой моею. И так прекрасно мне в родном краю, Что просто по-другому не умею. Но вдруг сигнал тревоги прозвучал, И все прекрасные картинки в миг исчезли. Я от обиды чуть не закричал, Как будто в душу сапогом залезли. Потом опомнился, схватил свой автомат И, на бегу его я заряжая, Увидел: слева мечется солдат, От страха ничего не понимая. А пули шлёпают кругом, он ошалел, И мины вой закладывает уши. Сначала я и сам остолбенел, Подумав про сапог, что лезет в души. Я, подбежав, сшибаю его с ног, Сквозь зубы матерясь, затих и он, Но в чувства привести его я смог, Когда лишь в автомат дослал патрон. Он успокоился, я видел по глазам. Схватив оружие, мы прыгнули в машину. Водитель сразу же нажал наш по газам, Но, торопившись, наскочил на мину. Открыв глаза, увидел медсестру, Она сидела рядом и молчала, Напоминая чем-то мне сестру, Урок как будто в школе отвечала. Весной в Союз отправили, домой, Ходить уж научился без подмоги. Я вспоминаю паренька того порой, И как метался он под звуками тревоги. Ты в письмах всем писал, что служишь в ГДР. Когда на мине наш подорвался БТР, Со взвода двое нас осталось в том бою, Ты шёл вперёд, оберегая жизнь мою, Ты, как и все, мечтал вернутся вновь домой, Но не сумел, ведь сделал шаг тот роковой. Ты верил в жизнь, и с этой верой вдруг упал, Когда тебе душман проклятый в грудь попал. Прости, браток, что не сумел тебя спасти, Что после боя нам в «Тюльпан» тебя нести, Я не хочу друзей любимых хоронить, Дай бог мне силы за тебя им отомстить! Скажите люди, для чего Афганистан И вечно жаждующий крови Пакистан? Пусть перестанут посылать на смерть людей - Нам видеть больно слёзы наших матерей! В Афганистане есть Герат - Не город это - просто ад. Не надо никаких наград. Оттуда не придёшь назад - Так говорили нам, когда Мы заряжали «магазины». Его запомним навсегда: Не город, а сплошные мины. Нам говорили: банда там, Придёт лишь тот, кто осторожный. По карте показал бы вам - Маршрут наш получился сложный. Мы подошли - стоит Герат, Местами видятся руины. То «поработал» милый «Град», Не будете нам ставить мины. Стоит дукан среди руин - Снаружи мазанка простая. По ихнему - то магазин И, как везде, мальчишек стая. «Бача» мне задаёт вопрос: Мол, «шурави», дай мне гранату. Ну ничего себе запрос, Что я потом скажу комбату? Раз нет, тогда ты разреши Разок пальнуть из карабина. Я говорю: Ты не спеши, Не шевелись, вот видишь - мина. И он стоит, не шевелясь, Пока я эту «смерть» снимаю, А сам, немного наклонясь, Глядит, что я там вынимаю. И сделав всё, как я умею, Сказал ему: "Ты не реви! Кто-то скажет - плевать на Афган. Кто-то скажет - плевать на Чечню. Только не ты нас туда посылал, И не суди сгоряча про войну. Опять ребят по восемьнадцать Под пули кинула страна, Не разобравшись, что случилось, - Там кровь рекой, боль и резня. И вновь "работают" хирурги, Пытаясь заново сложить, Но новые не вставишь мозги - А как же с этим грузом жить? Там далеко, за океаном, В далёкой западной стране, Не поняли синдром Вьетнама - Сам спит, а мысли на войне. У нас в России и подавно Никто не будет и вникать: Он или псих, иль алкоголик - К штамповкам нам не привыкать. Кто то скажет: "Держись, паренёк! Просто выпало время такое. Ну а кто-то лишь тихо вздохнёт, Понимая, как больно солдату. Ему больно, что жив и живёт, А могила стоит его брату. Ведь солдат этот там, в горах, Оттолкнул, пулю в грудь хватая. Лишь стальная решимость в глазах, Встал, от пули его заслоняя. Слёзы капают, как ни крепись. Боль на сердце, как свежая рана. Кто-то скажет: "Ты, парень, держись, В жизни больше не будет Афгана! Благодарю автора, Леонида Заолесского, за участие в нашем проекте.

Карта сайта

97 98 99 100 101 102 103 Смотрите также:

Написать комментарий

:D:-):(:o8O:?8):lol::x:P:oops::cry::evil::twisted::roll::wink::!::?::idea::arrow: